Е-10 «Приседающая» самоходка Вермахта

К середине 1943 года танковые части Вермахта оказались укомплектованными довольно широкой номенклатурой бронетехники, что стало серьезной проблемой. Если у Красной Армии основным средним танком был Т-34, основным тяжелым – КВ, а легким – Т-70, и все остальные бронированные машины (САУ, бронетранспортеры, противотанковые САУ) производились и развивались на базе их шасси, то в немецких войсках такой стройной системы не было. Во многом благодаря этому Советский Союз, несмотря на потерю многих промышленно развитых регионов, смог производить почти в два раза больше танков, чем давали Вермахту заводы Третьего Рейха.

Такая ситуация не могла устраивать руководство Германии. В мае 1942 года Генрих Эрнст Книпкамп, глава Шестого департамента (Waffenprufamt 6, далее – Департамент) Управления вооружений сухопутных сил (Heereswaffenamt, далее – УВС), отвечавшего за разработку и поставку в армию бронетехники, создал и возглавил исследовательскую группу (далее – Группа), призванную разработать целую серию новых танков. Их конструкция должна была стать максимально технологичной, чтобы предприятия Германии могли производить, а танковые части Вермахта – получать большее количество машин. При создании новых танков должен был учитываться и опыт, приобретенный немецкими конструкторами в ходе первой половины Второй мировой войны (далее – ВМВ), кроме того, максимальное количество узлов машин новой серии необходимо было сделать взаимозаменяемыми.

Она получила название «Серия Е» от немецкого слова «Entwicklung» («разработка»), и у всех разрабатываемых машин индекс начинался с буквы «Е», обозначавшей принадлежность к серии. Цифровая часть индекса означала нижний весовой предел, заданный для данной машины Группой УВС. Однако, как правило, после окончания проектных работ над «Серией Е» вес разработанных бронемашин не соответствовал присвоенным индексам.

Е-10 (малый танк серии) на самом деле был не танком, а противотанковой самоходной артиллерийской установкой (далее – ПТ САУ). На ее разработку сильно повлиял успех использования в боях такой машины, как «Хетцер» – самоходной установки, созданной на шасси трофейного чешского танка Pz.Kpfw.38(t) и производившейся для нужд Вермахта на оккупированном немцами чешском предприятии BMM (Böhmisch-Mährische Maschinenfabrik AG).

Техническое задание для Е-10 было сформулировано Группой в начале 1944 года и распространено среди фирм-производителей бронетехники, готовых выделить инженеров и другие ресурсы, необходимые для создания проекта новой машины. Как ни странно, в конкурсе одержал победу проект концерна «Клокнер-Гумбольт-Дойц» (далее – KHD), чье автомобилестроительное подразделение «Магирус-Дойц» базировалось в городе Ульм земли Баден-Вюртемберг. До этого компания совершенно не занималась проектированием бронетехники, а все ее знакомство с гусеничной техникой ограничивалось серийным производством тягачей RSO (Raupenschlepper Ost – гусеничный тягач «Восток»), куда конструкторы компании вместо «родного» двигателя фирмы «Штейр» установили бензиновый мотор своего концерна KHD, который до начала ВМВ назывался «Дойц».

Е-10 в разрезе

Концерн «Дойц» был основан в 1864 году изобретателем четырехпоршневого двигателя внутреннего сгорания Николаусом Отто и специализировался на производстве стационарных двигателей. Он интересен тем, что в некотором смысле является alma mater для немецкого (и не только) автомобилестроения. Такие известные конструкторы, как Готлиб Даймлер, Вильгельм Майбах, Роберт Бош, Рудольф Дизель, Проспер Л’Оранж, Этторе Бугатти, работали в концерне «Дойц» или сотрудничали с ним в начале своей карьеры.

Теперь инженеры автомобилестроительного подразделения концерна (компании «Магирус») под руководством главного конструктора Ганса Хассельгрубера спроектировали новый танк, чертежи и эскизные проекты которого представили в конце лета 1944 года. Для того чтобы выполнить жесткие ограничения по весу машины (1012 тонн), конструкторы отказались от установки на ней башни, в результате чего танк превратился в САУ. Так как в качестве одной из основных функций Е-10 планировалась разведка, техническим заданием определялись ее малый вес и высокая скорость.

Небольшая высота машины позволяла выполнить ее лобовое бронирование из двух бронелистов: верхнего (толщиной 60 мм и расположенного под углом 60°) и нижнего (толщиной 30 мм и также расположенного под углом 60°), которые сваривались ниже линии размещения орудия. Такое конструкторское решение делало машину намного технологичнее самой массовой САУ Вермахта – StuG 40 Ausf.G, имевшей более сложную геометрию лобовых бронедателей. Бортовое бронирование формировалось из 20-мм бронелистов, расположенных под углом 10°, кормовое – из 20-мм бронелистов (углы наклона – 15° и 33° соответственно), крыша и днище – из листов толщиной 10 мм.

Модель Е-10

Для экономии внутреннего пространства силовая установка и трансмиссия были выполнены единым блоком, который можно было легко монтировать/демонтировать, так как кормовые бронелисты у Е-10 были сделаны откидными на петлях. Относительно того, какой двигатель устанавливать на САУ, окончательное решение принято не было, и рассматривались два варианта – бензиновые Maybach HL100 с водяным охлаждением и мощностью 400 л.с. или Argus с воздушным охлаждением и мощностью 350 л.с. В перспективе планировалось заменить их 550-сильным двигателем Maybach HL101 с прямым впрыском топлива.

Благодаря заднему расположению трансмиссии машину планировали сделать заднеприводной с передними направляющими колесами. Обрезиненные опорные катки диаметром один метр (по четыре на каждый борт) и мелкозвенчатая гусеница шириной 400 мм обеспечивали бы хорошую проходимость относительно легкой САУ. Как и у всех танков «Серии Е», у Е-10 была внешняя продольно-торсионная подвеска с тарельчатыми пружинами, которые в зарубежной литературе называют «пружинами Бельвиля». Эта система подвески была разработана конструктором компании «МАН» доктором технических наук Лером. Отказ от поперечной торсионной подвески, использовавшейся ранее во всех машинах, к конструированию которых имел отношение Книпкамп, позволял увеличить внутренний полезный объем машины. В частности, благодаря этому в днище САУ был сконструирован дополнительный эвакуационный люк для экипажа. Опорные катки машины располагались в шахматном порядке, что выдавало причастность к ее созданию начальника Шестого департамента УВС – такое расположение катков было изобретением Книпкампа и его «визитной карточкой».

САУ Е-10 в походном (сверху) и боевом положении (снизу)

Особенностью Е-10, отличавшей ее от остальных машин серии, был гидравлический привод элементов подвески, разработанный фирмой «Фойт» и позволявший изменять клиренс САУ в диапазоне 200 мм. Снабженная гидравликой подвеска позволяла бы при высоких скоростях, которые должна была развивать Е-10, сохранять плавность хода и удобство наведения. Кроме того, в засаде ПТ САУ могла бы опускаться на грунт, как бы приседая, что уменьшало бы ее поражаемый силуэт.

Е-10 и более тяжелая САУ Е-25 во многом были ответом УВС на появление на Западном фронте легкобронированной американской САУ М18 «Хеллкэт», способной развивать на шоссе скорость до 90 км/ч при массе в 17,7 тонны. Уже после старта проектных работ Шестой департамент дополнительно известил конструкторскую группу Хассельгрубера о необходимости максимального повышения скорости разрабатываемой машины. В результате принятых конструкторских решений Е-10, в случае ее осуществления в металле, развивала бы скорость в 70 км/ч (по шоссе).

Благодаря гидравлике высота Е-10 варьировалась от 1560 мм (в засаде или на стоянке) до 1760 мм (в походном положении). Длина всей САУ с пушкой составляла 6,91 м, длина ее корпуса – 5,35 м, ширина корпуса – 2,86 м.

Модель САУ Е-10 в походном положении. Хорошо видна орудийная маска машины

В роли основного вооружения для Е-10 планировалось использовать 75-мм противотанковую пушку PaK 39 L/48 с длиной ствола в 48 калибров, которая хорошо зарекомендовала себя в боях, будучи установленной на САУ «Хетцер». Казенник пушки прикрывала орудийная маска типа «кабанья голова». Экипаж САУ должен был состоять из трех человек – командира, механика-водителя и наводчика.

Проект фирмы KHD был рассмотрен, но дальнейшее его развитие функционеры от УВС посчитали нерациональным. Несмотря на все усилия конструкторов, они превысили весовой лимит в 1012 тонн – вес Е-10 достигал 16 тонн. Кроме того, рассмотрение проекта происходило во второй половине 1944 года, когда положение на фронтах уже было катастрофическим и Вермахту срочно требовались танки. Запуск кардинально новой САУ в производство неминуемо привел бы к некоторой паузе в производстве машин этого класса, так как в период освоения заводами нового изделия «старая продукция» не выпускалась бы.

В связи с этим было принято решение проект в металле не реализовывать и полностью от него отказаться, продолжив выпуск САУ «Хетцер». В результате ни один прототип Е-10 так и не был создан.